чистые ЭМОЦИИ | Kazuki Takamatsu

печаль

Трудно понять, что в творчестве художника первично, а что вторично. Его видение окружающего мира приводит к выбору техники исполнения картин или стиль, в котором работает художник определяет его философское обоснование.

Такамацу родился на севере Японии в 1978 году. В средней школе ему не нравилось учиться, а хотелось просто наслаждаться жизнью. Почему-то тогда ему показалось, что именно художники могут себе это позволить. Но после своей первой персональной выставки, которая была очень тепло принята зрителями, Такамацу решил, что сделает все, чтобы оставить свой след в истории.

Он изучал живопись в университете искусств и дизайна Тохоку. Влияние европейской живописи, а особенно Рембрандта, заметно сразу. Он так же выдвигает персонажа на первый план за счет более яркого освещения, тщательно прорисовывая детали и уводит в темноту окружающий его мир. Его композиции взяты из классики 17-го века: одиночный персонаж картины, черепа и цветы. Но он интерпретирует классику заново в стиле японского аниме.

В начале своего творческого пути Казуки пытался использовать темно-зеленый цвет, смешанный с белым или желтым цветом. Эффект был ужасающим. Картины выглядели слишком красочными, слишком игривыми и слишком любительскими. Художник решил, что для задач, которые он себе поставил, лучше всего подойдет черный и белый, которые воздействуют сразу и мощно.

потолок

игра в воде

грусть печаль

воскресный завтраксвязь с космосом

наушники

как прекрасен этот мир

Эти два цвета представляют две крайности человеческих эмоций, то, что сегодня чувствуют молодые девушки в Японии. Эти девочки являются милыми и «чистыми» объектами желания (белый), но зачастую чувствуют пустоту, отсутствие цели (почерневшие души). Японцы слишком сосредоточены на красоте счастья, а художник изучает и обнажает красоту боли.

Предмет его работ типично японский: культ молодых красивых аниме-девушек, которые не в состоянии выразить свои эмоции – тема, которую многие японские художники так любят переосмысливать. Но он не использует цвета радуги и плоские коллажные конструкции.

Черный и белый усиливают эффект крайностей: абсолютная радость и абсолютное горе, как единство и противоположность добра и зла. Белый всегда на переднем плане – цвет жизни, а черный фон – абсолютный нигилизм или смерть. Все работы Такамацу на грани жизни и смерти. Девочки, играющие с оружием, черепами, цветами.

Первую серию своих картин он показал публике на персональной выставке “японская идеология полового созревания”. Такамацу исследует эмоции подростка по образцу глубоко компьютерного зрительного пространства.

Все девочки, которых он рисует, абсолютно похожи: они одинаково одеваются и ведут себя, следуя общим тенденциям сексуальной идентичности, говорят одно и то же.

шоу

белая ворона

амазонки

воинствующие девушки

аниме

образ автора

Молодые японцы никогда не держали в руках оружия, для многих понятие войны стало интеллектуальной концепцией. Но в глубине души человек готов защищаться, а значит подсознательно держит оружие в руках. Нередко внутреннее оружие направлено не на других людей, а на самого себя. И когда такой человек не может улучшить свое положение, он начинает отрицать свое существование – это объясняет высокий уровень самоубийств.

В своих картинах художник дает своим персонажам оружие: чтобы защитить что-то или избавиться от чего-то. Чистые эмоции подростка, который не может привыкнуть к обществу взрослых и видит несостоятельность общества через информацию, политику, современную культуру. Такамацу показывает видение подростка в условиях технической культуры и вирусного мышления.

Его персонажи анонимны, он использует аниме-фигуры для того, чтобы выразить размытые границы между реальностью и иллюзией. Его работы направлены на подростков, имеющих проблемы при адаптации в обществе. Люди, потерявшие свою душу и место в обществе.

При создании своих картин Казуки Такамацу использует акрил или гуашь в несколько слоев, а затем добавляет технику “карта глубины в Adobe Photoshop”. Сочетание ручной росписи с компьютерной графикой создает удивительную трехмерность, напоминающую эффект топографических карт.

________________

В живописи Инны Цукахиной (Inna Tsukahina)  не понятно где заканчивается мечта, и начинается реальность.

Leave a Comment